— Hide menu

Можно ли по речи отличить москвича от петербуржца?

Петербург, гостиница Московские ворота

Среди жителей Москвы и Санкт-Петербурга встречаются люди с самыми разнообразными речевыми особенностями. Отличить москвича от петербуржца со стопроцентной вероятностью невозможно, но некоторые традиционные отличительные черты городской речи все-таки существуют. Конечно, эти различия сегодня выглядят не так ярко, как много десятилетий назад.

Речь жителей северной столицы часто называют «высоким петербургским стилем», а разговор москвичей – «живой московской речью». Некоторые филологи объясняют это тем, что в Москве более распространены просторечные формы и именно в столице чаще образуются новые слова. А в Петербурге жители выражаются более книжно, литературным языком, под влиянием правописания. Также жители Петербурга чаще украшают свою речь причастными и деепричастными оборотами, а москвичи используют простые предложениея с однородными членами. Например, москвич скажет: «В выходные я посетил музей, потом пошел в гости, а вечером посмотрел новое кино», а петербуржец скажет так: «Посетив музей, я пошел в гости, а вечером посмотрел кино, рекламируемое всеми газетами и телеканалами».

Все это связано с историческим формированием языка обоих городов. Московская речь приобрела свои основные черты еще в XIV-XVI вв., во времена Ростово-Суздальской Руси. Знаменитое «аканье» москвичи заимствовали из южнорусских городов.

В молодом же городе Санкт-Петербурге взаимодействовало большое количество российских говоров и иностранных языков. Сильно на петербургскую речь повлиял немецкий язык, ведь в чиновничьей среде было немало представителей Германии. Отсюда и некоторые особенности питерской речи – ровность и твердость. Любопытно, что в годы Первой мировой войны жители северной столицы отказались от употребления немецких слов. Вероятно, тогда город стал Петроградом, «бутерброд» стали называть «хлебом с маслом», а вместо «плацкарты» появилось «спальное место».

В течение многих десятилетий старомосковское произношение бережно сохранялось на сцене столичных Малого и Художественного театров, но в конце концов ушло и оттуда. Коренные москвичи произносили твердые согласные «г», «к», «х» перед окончанием прилагательных: громкый, тихый. В возвратных глаголах звучало твердое «с»: готовилса, одевалса, употреблялса. До сих пор в разговоре некоторых москвичей можно услышать регулярное произношение сочетания «чн» как «шн»: булошная, подсвешник, коришневый. В Петербурге же всегда преобладало произношение «чн», и именно эта норма победила. Однако известная отличительная черта питерской речи – ясное, подчеркнутое «ч» в словах «что», «чтобы», почти ушла в прошлое, здесь победу одержала московская норма.

Как специфически московское воспринимается более открытое и долгое произношение первого предударного гласного «а»: карандаш [къра:ндаш], голова [гъла:ва], потому [пъта:му]. Именно это имеется в виду, когда говорят, что жители Москвы «растягивают» гласные и «акают».

Современные исследования произношения жителей Петербурга и Москвы показали, что сегодня орфоэпических характеристик (то есть связанных с нормами произношения), позволяющих отличить речь жителей двух столиц, практически нет. Однако до сих пор очень заметны многие словарные различия. Один и тот же предмет москвичи называют «проездной», а петербуржцы – «карточкой». Для города на Неве более характерны вывески наподобие «Пельменная», «Пирожковая», в то время как в Москве чаще написано «Пирожки».

Многократно языковеды отмечают особенное петербургское употребление слова «булка» для любых форм и сортов белого хлеба. То есть хлебом называется только черный хлеб. В Москве же для обозначения и черного, и белого хлеба всегда употребляется слово «батон». Сюда же относятся питерское слово «арка» в значении московского «подворотня». Московский «бордюр» – то же самое, что петербургский «поребрик».

В качестве примера можно привести еще несколько словесных пар, характерных, соответственно, для речи жителей Москвы и Санкт-Петербурга:

башня – точка,

бычок – хабарик,

гречка – греча,

жулик – мазурик,

конечная – кольцо,

курица – кура,

ластик – резинка,

мобила – трубка,

палатка – ларек,

пакет – кулек,

подъезд – парадное,

прыгалка – скакалка,

сквер – садик,

тачка – мотор,

шаурма – шаверма.

В молодежном сленге многие слова появляются сначала в разговоре жителей одного города, а потом уже распространяются по всей стране. Например, слова «тусовка» и «заморочка» первыми стали употреблять москвичи, а выражения «елы-палы», «браток» распространились по России из Санкт-Петербурга.

Часто можно услышать споры о том, какой же город все-таки говорит грамотнее. Филологи считают, что здесь невозможно дать однозначного ответа. К примеру, пары слов «подъезд» и «парадное», «сквер» и «садик», «пакет» и «кулек» согласно Толковому словарю русского языка под редакцией Д.Н. Ушакова обозначают одно и то же.

Так что и Москва, и Санкт-Петербург – два великих русских города, и особенности речи только подчеркивают индивидуальность каждого!

Материал подготовлен специально для интернет-журнала «ШколаЖизни.Ру»
Оригинал: http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-10600/

Поделиться в социальных сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс